Концерт «Rolling Stones» в Лужниках

Август всегда был для нашей страны неспокойным месяцем. Он примечателен не столько мирными семейными праздниками или чинными официальными торжествами, сколько буйными гуляниями ветеранов «войск дяди Васи» или военных летчиков. А еще на август пришлось немало драматических событий и катастроф, будь то гибель лайнера «Адмирал Нахимов» и подводной лодки «Курск», ГКЧП, авария на Саяно-Шушенской ГЭС, авиакатастрофы, — создавших ему репутацию «черного» месяца… Так что никому из наших сограждан уже не кажется странным, что именно на август приходится годовщина гибели античных Помпей, которую можно, пожалуй, сравнить с умиранием СССР…

Хотя иногда в августе происходили и сугубо положительные, долгожданные события.

11 августа 1998 года в Москве состоялся концерт культовой рок-группы «Rolling Stones». Об том, чтобы услышать эту группу мечтали все меломаны СССР. Ее «родные» диски стили почти всю зарплату (а порой и несколько таковых) простого советского человека…

Знаменательному для отечественных меломанов событию предшествовали длительные переговоры, которые проходили так тяжело, что накануне концерта один из организаторов признался, как он все это время, пока «роллингов» заманивали в нашу столицу, каждый день заходил в церковь и ставил свечку ради удачи проекта. Проблемы были не столько в гонорарах, сколько в непростой репутации нашей страны в глазах пусть и отвязных рокеров, но всё же обитателей цивилизованной Британии. А концертный менеджер, решившись-таки прилететь в Москву, чтобы посмотреть возможную площадку и на месте продолжить обсуждение условий, потребовал для себя надежную охрану. Обрадованная тем, что переговоры сдвинулись с мертвой точки, принимающая сторона пообещала, если потребуется, подогнать ему персональный бронетранспортер.

Бронетранспортер не потребовался, менеджер убедился, что по московским улицам не бегают стаи медведей, Лужники ему тоже понравились. Начали было предварительно размечать будущую сцену и зрительские секторы, но… не оказалось необходимых для этого ярких столбиков. И тут русских промоутеров осенило: в ближайшем магазине были спешно куплены несколько упаковок полуторалитровой «Фанты», и оранжевые бутылки успешно заменили те самые разметочные столбики.

Кстати, для самих музыкантов ничего особенного добывать не пришлось, за исключением стола для игры в снукер. В России тогда эта английская разновидность бильярда была почти неизвестна, и промоутеры ломали голову, где раздобыть искомое, до тех пор, пока один из них, проезжая по Москве, случайно не увидел рекламный щит фирмы, предлагавшей все для бильярда и в том числе столы для снукера. Стол для Мика Джаггера и компании фирма предоставила, кстати, бесплатно, имея в виду потом продать его на аукционе как реликвию.

Еще, по условиям райдера «роллингов», в любой стране и в том числе России, все билеты должны были находиться в свободной продаже, организаторы имели право зарезервировать только два места – для президента страны с супругой. Вся выручка доставалась группе, вознаграждением местному промоутеру должна была служить обретенная им репутация – мол, это тот, кто сумел привезти «Роллинг Стоунз»…

Такой подход был сродни многочисленным анекдотам, который рассказывались о «роллингах». Главной темой этих баек было соперничество двух великих групп — «Rolling Stones» и «Beatles».

 

В давние времена, когда Брайан Эпштейн еще работал продавцом грампластинок, к нему в магазин зашел молодой человек и попросил продать пластинку «Rolling Stones». Оказалось, что Брайан первый раз слышал об этой группе, и что такой пластинки в магазине нет. Вечером Брайан позвонил на склад и заказал на пробу сто пластинок этой группы. На складе, однако, ответили, что у них этого ансамбля — также нет.

- А чего у вас есть? — поинтересовался Брайан.

- «Beatles», — ответили со склада.

- И что это за группа? — спросил Брайан.

- А черт ее знает. Лабуда какая-то. — ответил голос на другом конце провода.

«Взять, что ли, на пробу?», — подумал про себя Брайан, который в свободное от работы время страшно увлекался энтомологией.

 

«Beatles» и «Rolling Stones» весьма уважительно относились друг другу. И даже иногда обменивались подарками. Как-то на Рождество Маккартни послал Джаггеру губозакатывательную машинку и приписал: «Дорогой Мик! Пользуйся этой машинкой на здоровье, и не реже раза в неделю. Иначе твоя нижняя губа скоро начнет доставать до пола, а при этом на нее кто-нибудь невзначай наступит, чем доставит всему ансамблю «Beatles» живейшее огорчение».

В ответ Джаггер тоже прислал посылку. В сопровождающей записке было сказано: «Дорогой Пол! Твою посылку получил. Был просто тронут. Позволь и мне послать моему любимому ансамблю «Beatles» рождественские подарки: пластинку Хампердинка для Леннона, учебник «Пособие начинающим барабанщикам» для Старра, упаковку памперсов для Харрисона и аэрозоль против жуков и тараканов — лично для тебя, мой дорогой Пол».

 

 

Однажды «Beatles» и «Rolling Stones» участвовали в правительственном концерте. Леннон перед концертом напился и во время выступления начал орать: «А вы, в партере, трясите драгоценностями!», что произвело неблагоприятное впечатление на Лорда Вручителя Королевского Подарка Выступавшим На Правительственном Концерте, из-за чего Королевский Подарок был вручен «Rolling Stones».

Разъяренный Маккартни прибежал к Джаггеру и устроил грандиозный скандал…

- Ирландцев просят не беспокоиться! — ответил находчивый грубиян Джаггер.

 

 

Как-то раз Мику Джаггеру позвонила Английская Королева и сообщила, что присвоила всем членам группы Beatles ордена Британской Империи за вклад в развитие английской экономики.

- Я с тобой, курва, после этого — вообще не разговариваю! — с достоинством ответил ей грубиян Джаггер.

Вечером Королева записала в свой дневник фразу: «Звонила сегодня Мику Джаггеру. Он был чем-то немного расстроен».

 

 

Мик Джаггер всегда завидовал белому «Линкольну» «Beatles», который вечером водителем ставился рядом с домом ансамбля абсолютно чистым, а утром становился красного цвета от поцелуев поклонниц.

Наконец, Мик купил себе белый «Линкольн» и поставил рядом со своим домом. Утром машина оказалась девственно чистой.

Тогда Мик написал на машине слова: «Это машина — Мика Джаггера! Легендарного Роллинга!». Утром на машине черной краской были выведены слова: «Да здравствует Beatles!».

«Это гад Маккартни написал», — подумал Джаггер, но он был не прав, так как надпись состряпал Кейт Ричард, еще со вчерашнего дня завидовавший белому «Линкольну» Джаггера.

 

Как воспринимали концерты не особо продвинутые знатоки забугорной музыки, а обычные советские люди, описано в романе Бориса Пугачева «Дуэль с собой»:

«Надеяться на какую-либо увлекательную беседу на другую тему не приходилось — ее образование и воспитание не развили в ней никаких интересов, не проявляла Окса даже обычного бытового любопытства. Удивительно, но ее, например, не интересовали причины бурных событий, происходящих в Душанбе, которые могли затронуть ее судьбу. Она воспринимала внешнюю сторону окружающей действительности, но анализировать ее, вероятно, не могла. Попытки Родика вовлечь ее в какое-нибудь интеллектуальное действие ответной реакции не имели. Она с видимым удовольствием ходила в театр, но тонкости постановок не понимала, воспринимая только череду событий и атрибутику. Даже любимые Оксой эстрадные концерты волновали ее не сильно, большее внимание она уделяла одежде исполнителей и публики…»

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий