Памятник Иуде

Алекс Громов

Однажды в эпоху ранней перестройки популярный журнал «Крокодил» вышел с обложкой, на которой был изображен Иуда, якобы дающий интервью: «А я не раскаиваюсь — время было такое».

Но если вспомнить первые месяцы Советской власти, выяснится, что она не просто отделила Церковь от государства, но даже сделала попытку создать иную мораль, в которой на месте положительных персонажей оказалась бы и Дьявол, и Иуда. Так, один из первых советских сатирических журналов назывался просто — «Красный дьявол», а известный приключенческий фильм режиссера Ивана Перестиани по одноимённой повести Павла Бляхина, вышедший в 1923 году и относящийся ныне к классике советского кино, – «Красные дьяволята».

Но было еще одно событие, о котором теперь помнят лишь историки — 12 августа 1918 года в небольшом городке Свияжске, расположенном в 30 километрахот Казани, был торжественно открыт памятник Иуде Искариоту, как борцу с религиозным дурманом (кстати, тот же самый Иуда значился в списке героев, которым Пролеткульт собирался ставить монументы). Первоначально в революционной администрации города шли споры – кому же из борцов с мракобесием ставить памятник? Люцифер был признан индивидуалистом-единоличником, по сути отрицающим коллектив, а Каин имел статус скорее мифической личности, тоже не склонной к коллективизму.

Открытие памятника сопровождалось революционным митингом и парадом отрядов Красной Армии. Существует версия, что на открытии памятника Иуде присутствовали Лев Троцкий, драматург Всеволод Вишневский и поэт Демьян Бедный, спустя некоторое время опубликовавший в газете «Правда» свою новую антирелигиозную поэму «Новый завет без изъяна евангелиста Демьяна». Примерно в то же самое время В.И. Ленин планировал поставить в Москве и памятник Бруту, как ниспровергателю тиранов, но в суете и проблемах Гражданской войны до этого не дошли руки…

Кроме того, в июле 1919 года в выходивших Петрограде «Известиях» была перепечатана (причем без комментариев и опровержения) заметка из выпускаемой в Сибири правительством Колчака газеты «Великая Россия», где рассказывалось об установке памятника Иуде в городе Тамбове. Существует также версия, что памятник Иуде Искариоту был примерно в это же время поставлен в городе Козлов (позже переименованном в Мичуринск).

Кстати, судьба того самого свияжского памятника Иуде тоже неизвестна – так некоторых источниках утверждается, что этот красно-бурого цвета монумент (фигура с протянутыми к небу кулаками и веревкой на шее, лицо искажено гримасой) исчез буквально через две недели после установки, несмотря на то, что охранять его был назначен специальный красноармейский пост. Говорили, что памятник унесли и бросили в реку Свиягу немногочисленные оставшиеся в живых после революционных чисток богобоязненные жители Свияжска.

Информация о свияжском памятнике Иуде публиковалась и в Европе – в напечатанных западными газетами отрывках из книги датского писателя Хеннинга Келера «Красный сад», который уверял, что был в Свияжске весной и летом 1918 года и лично наблюдал указанные события. Кроме того, были напечатаны мемуары писателя А. Вараксина, описавшего установку памятника Иуде в Свияжске, а позже эмигрировавшего из Советской России и выпустившего в 1923 году в Берлине книгу своих воспоминаний. Хотя отдельные эпизоды из этих двух книг вызывают у современных историков вопросы…

Но не стоит забывать, что еще до открытия памятника Иуде Искариоту произошло не менее важное событие в отношениях между Советской властью и Церковью. 1 февраля 1918 года Патриарх Тихон предал Советскую власть анафеме. Знаменитое послание Патриарха революционерам гласило: «Властию, данною Нам от Бога, запрещаем вам приступать к Тайнам Христовым, анафематствуем вас, если только вы носите еще имена христианские и хотя по рождению своему принадлежите к Церкви Православной. Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какие-либо общения…». Причиной для этого послания послужили не идеологические разногласия, а конфискация большевиками церковных зданий, храмов, монастырей, а также синодальной типографии и Александро-Невской лавры. Во время ее захвата красноармейцами был убит протоиерей Петр Скипетров и произведены аресты сопротивлявшегося вторжению солдат православного духовенства. На следующий день Поместный Собор одобрил послание Патриарха и начал разрабатывать меры, направленные на защиту Церкви. При этом послание об анафеме было разослано по церквям и зачитывалось в храмах. В ответ на заседании Совнаркома был принят декрет об «отделении Церкви от государства», согласно которому православная Церковь была лишена РФ прав юридического лица.

 

Но имя Иуды для наших людей всё же так и осталось нарицательным обозначением предателя. А предательство – одним из тягчайших грехов. Примеры тому можно найти в книге Бориса Пугачева «Зеркало для слепого», в которой описывается один из современных Иуд:

«…Родика поразило такое поведение достаточно слабохарактерного, по его мнению, человека. Он смотрел Боре в глаза и не видел там ни страха, ни раскаяния, ни растерянности. Это поразило Родика.

Перед ним находился человек, совершивший больше, чем предательство, – подлость и мерзость. Однако он не раскаивался. Понять такое Родик был не в силах.

– Ладно, прощай, – презрительно сказал он. – Слепому и свет – темнота. Не дай бог тебе еще со мной встретиться… Твоим позвоню… Мне даже жаль тебя. Как ты будешь с этим жить?..

Родик увидит Борю спустя много лет. Проезжая как-то мимо метро «Щелковская», он боковым зрением поймает знакомую фигуру, облаченную во все тот же или очень похожий на тот же плащ. Родик инстинктивно нажмет на педаль тормоза, но, подумав, проедет мимо. Переведя взгляд в зеркало заднего вида, он будет изучать лицо человека, предавшего и обокравшего его, надеясь найти какие-то ужасные следы наказания или хотя бы раскаяния. Однако ничего такого он не заметит. По улице будет идти вполне успешный и довольный собой человек приличного и интеллигентного вида.

«Что есть преступление, подлость, непорядочность, нарушение Божьих заповедей? Что есть наказание? Где предел, придуманный Достоевским? – расчувствовавшись, задаст Родик сам себе вопросы, которые много веков мучают человечество. Воспоминания нахлынут на него, и он сам себе ответит: – Вот идет по улице человек, совершивший смертный грех. У него есть дети, жена, вероятно, друзья. Они его любят, уважают. Он сытно ест, получает блага, может быть, любит и любим. Вероятно, нашел какой- то компромисс с совестью. Мусульмане считают, что Бог наказывает человека, заставляя его повторять недостойные поступки до тех пор, пока тот не дойдет до последней черты и не перестанет существовать как человек. Похоже, это правда.. Однако интересно, сколько еще подлостей сделал Боря и сколько сделает, пока дойдет до этой черты? Сколько же таких людей бродит по планете? Скольких людей они ошельмовали? Может, так и надо? Может, это и есть жизнь? Справедливо ли это? Ам ейден дас зайн!…»

Перестав различать фигуру в плаще, Родик постарается больше не думать об этом подобии человека, а доехав до следующего перекрестка, переключит мысли на решение текущих проблем. Ведь их так много. Ведь жизнь быстро бежит вперед. Ее – эту жизнь – надо проходить, стараясь не оборачиваться. Некогда. Время не повернуть вспять. А воспоминания… Воспоминания станут полезны потом, когда жизнь замедлит свой бег, и захочется написать мемуары».

 

Но порой в наше время Иудой можно прослыть и за дела мирские, корыстные, как то происходит в романе «Игры желтого дьявола»:

«– Ты хоть понимаешь, что говоришь? Я же твой родной сын.

– Иуда ты. Спекулянт. Позор семьи. Я все равно тебя пристрелю. Жди и прячься».

 

Анекдотов об Иуде народ сочинил не так уж много, и в большинстве своем они злые и горькие.

 

- Слушай, Иуда, зачем ты продал Христа?

- Так тридцать сребренников-то не лишние!

 

- Если бы Иуда, продавая Иисуса, знал, сколько благодаря его действиям будет получать денег церковь — то просил бы не 30 сребреников, а процент с продаж.

 

…и продал он Христа за тридцать у.е…

 

На работе был случай. У начальника на одном клиенте стоит мелодия Леди Гаги «Иуда». Звонит этот клиент. Коллега поинтересовалась: «Что за композиция?». Услышав в ответ «Иуда» Леди Гаги, она задалась вопросом: «А кто такой Иуда?». В офисе царила тишина. Кто-то попробовал объяснить: «Кто предал Иисуса?». Ответ был потрясающим: «Кто?». Всем офисом объясняли, что именно Иуда предал Иисуса. Но вопрос от этой милой девушки: «А откуда Гага знает нашу Библию?» заставил весь офис биться в истерике.

 

Интересно, как заканчивал свои письма Иуда? Наверное, так: «…Целую, искренне ваш, Иуда».

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

3 комментариев к записи “Памятник Иуде”

  1. Извините а как добавить свою статью на блог ? (без регистрации)

  2. That’s a smart way of tinhikng about it.

Оставить комментарий к записи Cristina