Борис Пугачев. Грань

Кнопка на панели управления лифтом высветилась напротив цифры «49», что-то лязгнуло, свет притух и Марк, почувствовав неприятное ускорение, в который раз за много лет работы в этом знаменитом небоскребе чертыхнулся по поводу установки столь допотопного лифта, вызывающего у него массу неприятных ассоциаций, порождаемых страхом зависнуть где-то на верхотуре и, дожидаясь ремонтников, страдать клаустрофобией.

В ответ на эти мысли незамедлительно проявились симптомы удушья. Марк глубоко вздохнул, но против ожиданий испытанный приём не помог. Паническое состояние лишь усилилось. Он с надеждой посмотрел на табло указателя этажей, но цифры чередовались черепашьими шажками и до заветной было ещё очень далеко.

Марк перевёл взгляд на собственное отражение в полированных панелях и, как всегда, остался им недоволен. На него смотрело бледное испуганное с безвольно отвисшими щеками, мясистым носом и слипшейся шевелюрой лицо. Брезгливо проведя рукой по уродливо топорщащемуся на округлом животе рвущему пуговицы пиджаку, он опять воззрился на табло, и с облегчением отметил, что терпеть осталось всего шесть этажей.

Наконец кабина замедлилась и с лёгким щелчком остановилась.

Однако дверь не открывалась, и Марк решил, что его предчувствия оправдались. Новая волна ужаса пронзила его мозг.

Он заметался и тут неожиданно вспомнил о выданном ему в отделе доставки магнитном ключе. Порывшись в карманах, нашёл пластиковый прямоугольник, и в следующий момент дрожащей рукой вставил его в щель на панели управления.

Послышался долгожданный звук, и дверные створки медленно разъехались в стороны. Почувствовав волну свежего воздуха, Марк непроизвольно шагнул ей навстречу и, зажмурившись, застыл на залитой ярким сиянием площадке…

За почти десять лет работы  в обслуживающей здание фирме он впервые поднялся на предпоследний этаж.

Круг его обязанностей этого не требовал, а от мысли взглянуть на город с высоты птичьего полёта душа уходила в пятки, что, вероятно, отражалось на его лице и становилось предметом частого подтрунивания над ним сослуживцев.

Сегодня, ничего не объяснив, его попросили доставить изящный металлический чемоданчик с четырьмя рядами цифровых дисков под ручкой, которую он сейчас непроизвольно сжимал, ощущая приятный стальной холодок в потной ладони.

Он ещё моргал, стараясь адаптироваться к яркому свету, когда за спиной раздался знакомый звук закрывающейся двери, заставивший его вспомнить об оставленном электронном ключе. Попытка остановить неумолимый ход дверных створок,  не удалась, и бедолага стал, беспомощно озираясь, искать кнопку вызова кабины, но обнаружил лишь щель для электронного ключа. Тут Марк с ужасом понял, что совершил непростительный промах и принялся искать выход из сложившейся ситуации.

Шорох за спиной отвлёк его и заставил резко  развернуться, чуть не столкнувшись с закутанным в чёрный плащ человеком, лицо которого он никак не мог разглядеть из-за низко надвинутого капюшона.

Тот безмолвно протянул руку и Марк, не испытав колебаний, передал ему чемоданчик. В следующий момент он непонятным образом оказался опять в одиночестве. Придя в себя, он огляделся. Перед ним простиралось, казалось, бескрайнее пространство, напрочь лишённое какого-либо убранства. Поразмыслив, он побрёл туда, откуда, как ему показалось, возникла таинственная фигура и различалось какое-то мерцание. Страдалец ускорил шаг, но тут же в ужасе замер, осознав, что стоит на краю бездны, в тёмном чреве которой вихрятся таинственные отблески. Отшатнувшись, он попятился и вскоре опять упёрся в ненавистную дверь лифта. Уняв дрожь в ногах, беспрестанно озираясь и стараясь как можно плотнее прижиматься к тверди стены, стал  удаляться от вызвавшего ужас места.

Наконец он увидел  лестницу и несказанно обрадовался, приняв её за пожарную, по которой можно спуститься до первого этажа. Возможность прекратить кошмар придала ему сил и он,  сумев  преодолеть несколько маршев, с облегчением  остановился дабы перевести дух. Всё выглядело обычно кроме отсутствия выходов на другие этажи. Жгучее стремление побыстрее попасть на землю заставило его собрать оставшиеся силы и  спешно продолжить путь, временами перепрыгивая через ступеньки и перила. У него уже начала кружиться голова от бесчисленных лестничных поворотов, когда неожиданно его бег преградила дверь.

Готовый к новым трудностям он резко ударил в неё плечом, но та неожиданно легко распахнулась, выпустив Марка на незнакомую пустынную тронутую предвечерьем улицу. Оглянувшись на характерный для закрываемой двери щелчок, он увидел лишь гладкую серую простирающуюся на сколько хватало глаз стену. На противоположной стороне улицы теснилось разноцветье фасадов.

Марк направился в сторону уменьшения номеров домов, полагая, что так попадёт в центр города, где ему был знаком каждый закоулок.

Вскоре крыши домов высветились и послышался шум.  Марк решил, что подходит к месту, с которого можно попасть к главному входу в небоскрёб. Действительно перед ним возникла гулко людная площадь, но, как ни удивительно, такой в его родном городе , несомненно, никогда не было.

Столь дивное открытие привело его в состояние задумчивости и он не заметил, как  оказался в гуще толпы.

Все смотрели куда-то вдаль,  и Марк последовал их примеру.

Там, в ярко освещённой сфере парило меняющее очертания белое облако, внутри которого бушевали сполохи, подобные тем, которые он видел на краю бездны.

Вдруг раздался звон. Ритмичные удары рождали в невидимом инструменте гулкие звуки, вызвавшие у Марка ранее не знакомое чувство. Казалось, мозг вскипит, а голова вот-вот лопнет. Марк зажал уши ладонями, но звуки продолжали будоражить, вызывая безумное желание разорваться на части. В какой-то момент ему почудилась парящая в воздухе  собственная голова, устремившая на него пристальный взгляд.  Он схватился за неё руками, но ощутил лишь пустоту.

Неожиданно в гул сначала вплелись, а затем подавили его высокие и нежные звуки перезвона. Всё обрело прежние формы, а в сфере возникло огромное лицо, поразившее Марка всепоглощающим завораживающим взглядом, заставившем вскинуть глаза и застыть в небывалом блаженстве. Хотелось лишь  быть глаз на глаз с этим ликом, но вдруг сфера угасла,  и вместе с ней  чудное виденье как бы растворился в вечернем небе.

Толпа зашевелилась, вероятно, испытывая те же чувства, что и Марк, и тут зазвучал мелодично певучий голос. Слов Марк разобрать не мог, они как бы вплетались в перезвон или наоборот перезвон вплетался в них, позволяя не слышать, а ощущать смысл сказанного и безмерно радоваться этому.

Вдруг наступила полная тишина. Марк хотел оглянуться, но нечто сверхъестественное помешало ему. Тело одеревенело, а взор сам собой упёрся в небосклон, откуда начал нисходить стреловидный свет. Ноги стали ватными и Марк упал на колени, упёршись взглядом в серый асфальт.

И опять зазвучал голос, но теперь слова были ясно различимы, хотя сложить их в смысловую цепочку Марк то ли не мог, то ли не решался.

Вдруг всё исчезло. Марк оглянулся. Он сидел на скамейке автобусной остановки. Вдалеке на фоне ночного неба различался знакомый силуэт небоскрёба с сигнальными огнями на крыше. Он решил, что всё произошедшее было сном после пропущенных за обедом трёх кружек пива. Усевшись в автобусе около окна, он до остановки у входа в небоскрёб бессмысленно созерцал проплывавшие мимо городские пейзажи.

В офисе шеф буднично ответил на его приветствие и попросил зайти в отдел доставки. Там ему выдали изящный металлический чемоданчик и магнитный ключ, вежливо попросив произвести доставку на сорок девятый этаж. Марк поражённо кивнул и направился в левое крыло здания, вызвал лифт, нажал кнопку против цифры сорок девять, что-то лязгнуло, свет притух и Марк почувствовал неприятное ускорение…

Короткая заметка об аварии лифта в знаменитом небоскрёбе вышла на четвёртой полосе городской газеты в колонке «Происшествия». Там говорилось, что причина отказа тормозов лифтового механизма выясняется компетентной комиссией, а останки погибшего при этом служащего отправлены для опознания в районную больницу.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий