Размышления о жизни, смерти и биологическом бессмертии.

Противоборство  старения и следующей за ним смерти  с желанием приобрести бессмертие или хотя бы раз омолодиться красной нитью проходит через жизнь любого человека. Для подавляющего большинства людей рано или поздно подобная борьба превращается в основную цель существования. Это объясняет тот факт, что многие великие свершения и открытия произошли благодаря  извечному поиску способов достижения бессмертия. Уже поэтому стоит неустанно обсуждать  проблему продления жизни, избавления от болезней и, в конечном счёте, достижения бессмертия. Проблема эта многогранна. Поэтому рассмотреть все её аспекты в рамках одной статьи невозможно.

Оставим за скобками философские понятия бессмертия через возрождение себя в детях, свершения, оставляемые потомкам, переселение  души и прочие нематериальные, а порой мифические представления. Об этом много написано в религиозных трактатах, трудах философов всех поколений от Платона до наших современников, в беллетристике от Гомера до Стругацких и даже пересказано якобы со слов   космических пришельцев в многотомных опусах Ориса.

Сделаю лишь попытку проанализировать отдельные биологические и психологические аспекты обозначенной  проблемы, включая рассмотрение возможностей практической реализации научных достижений в области продления биологической жизни на нашей планете.

Некоторые моллюски, актинии, пресноводные гидры, медузы, черепахи и рыбы живут во много раз дольше человека, способного по утверждению геронтологов естественным путём прожить в лучшем случае 120-130 лет. Если же создать существо из раковых клеток, то оно вообще  практически не будет стареть. Другим поразительным фактом является способность человека к регенерации своих органов. Мы почему-то восхищаемся ящерицами, легко восстанавливающей оторванный хвост, забывая, что человеческий организм делает подобное постоянно. Например, мы за четыре месяца выращиваем себе новую печень или полностью обновляем старую.

Перечисленное лишь малая доля   явлений,  вселяющих в людей  надежду на успех их постоянной борьбы со старением. Поэтому испокон века наши предки неустанно пытались найти соответствующие рецепты, то поедая долгожителей, то готовя самые неимоверные эликсиры, применение которых часто кончалось трагически.

В прошлом веке, казалось, надеждам пришёл конец. Учёные доказали, что биологическое старение человека, оканчивающееся его смертью, заложено в геноме и, в конечном счёте, определяется апоптозом клеток, что связано с наличием участков ДНК, находящихся на концах хромосом – теломеров, ограничивающих число делений клеток. Иными словами в нас заложен часовой механизм, названный лимитом Хейфлика (Hayflick  limit), который в определённое время неминуемо убивает организм человека путём уничтожения слагающих его клеток.

Это было бы приговором, если не принимать во внимание, что апоптоз  присущ   организмам, клетки которых имеют окружённое мембраной ядро, т.е. практически всем земным живым существам. Однако  многие из них всё же живут почти вечно. Это свидетельствует о том, что  часы-убийцы срабатывают у сходных биологических объектов по-разному и  можно попытаться найти способы замедления их хода. Исследования продолжили и получили обнадёживающую картину.

Оказалось, что, хотя в нашем организме ежедневно действительно погибает 50-70 миллиардов клеток, но происходит и компенсационное рождение новых клеток. За год в человеке отмирает и рождается столько клеток, что их масса сопоставима с массой его тела.

Процесс же отмирания клеток, так испугавший людей,  полезен, имеет  защитный характер и предназначен в первую очередь для уничтожения клеток, получивших дефект, который бесконечно копировать чрезвычайно вредно. Часы-убийцы оказались санитарами организма.

Однако опять наступило разочарование. Оказалось, что компенсационное   рождение взамен отмерших новых клеток с возрастом ослабевает. Желаемое равновесное обновление имеет место, к сожалению, до 25-30 летнего возраста, а потом нарушается, и старые клетки накапливаются, а затем неумолимый лимит Хейфлика лишает нас тела.  Так  примерно к 50-ти годам, старых клеток в организме человека становится больше половины, накапливаются продукты метаболизма клеток, образование из них фиброзных соединительных тканей, количество ошибок репликации ДНК увеличивается. Это приводит к различным болезням и, в конце концов, к смерти.

Очевидно, требовалось для получения рецепта продления жизни научиться  либо тормозить процесс деления клеток, либо в зависимости от возраста как-то поставлять в организм новые клетки.

Надежду на успех таких мероприятий дало открытие фермента, названного теламеразой, и стволовых клеток. Теламераза способна восстанавливать длину теломеров и тем самым увеличивать число допустимых делений клеток, продлевая их жизнь, а стволовые клетки, являясь своеобразными донорами, служат исходным материалом для синтеза  различных  тканей организма.

Вскоре воздействовать теламеразой на процессы клеточного деления  научились. Стволовые клетки, выделенные из органов и эмбрионов человека, многих животных и растений, начали  имплантировать в поражённые части организма человека. Однако получить  устойчивый положительный эффект не удавалось, хотя и безумно хотелось, поскольку многие люди почувствовали близость победы. Тут ещё подоспели успехи с клонированием овечки Долли.

Пришла эра надежд и подчас безумных экспериментов, уверенности в успехе которых добавили результаты воздействия низких температур на апоптоз. Оказалось, что при понижении температуры тела на один градус Цельсия скорость деления клеток уменьшается настолько, что  продолжительность жизни увеличивается на 30-40 лет, а организм  при этом  сохраняет свои функции. Уверенности придали практикующие врачи, сумевшие реанимировать без видимых негативных последствий не один десяток замёрзших и не подающих признаков жизни людей. Пресса запестрила сенсационными статьями, а некоторые люди увлеклись криогенными экспериментами над собственными телами. Одни стали активно обливать себя низкотемпературными жидкостями, другие – хранить свои трупы, а иногда и ещё живые тела при температурах, близких к абсолютному нулю, надеясь разморозить их, когда тайна бессмертия будет познана. Количество методик омоложения перевалило за все разумные пределы.

Судить об их медицинской эффективности  пока рано. Можно лишь констатировать, что изложенные достижения науки вызвали появление  целой гаммы подчас враждующих мнений по поводу возможности и необходимости продления биологической жизни.

Многие в основном состоятельные граждане продолжили мечтать о биологическом бессмертии, хотя и понимая, что смерть всё равно неминуема и её приход определяется законами термодинамики, где энтропия возрастает, да ещё и существуют случайности (катастрофы, стихийные бедствия и пр.), ведущие к неожиданной гибели человека. Омоложение превратилось для большинства из них в главную цель жизни, а отдельные радикалы, уверовав в достижение абсолютного бессмертия или хотя бы клонирования, отдали себя в руки многочисленных практиков, бесстрашно вторгающихся в генную систему человека.

Другие обрели надежду на  избавление от болезней путём регенерации органов. Они занимают очереди на всевозможные имплантации стволовых и даже раковых клеток различного происхождения.

Бизнесмены от медицины, не углубляясь в философию и пренебрегая последствиями, принялись развивать генную фармакологию,  убеждая людей в наличии эликсиров бессмертия и  омоложения.

Философы пустились в активные обсуждения возможности освобождение человека от психологического комплекса старения.

Основная же часть обывателей, имея ограниченные денежные ресурсы, выжидают и пытаются трезво оценить обстановку, но как только серьёзно заболевают соглашаются на любые эксперименты.

Эти группы, по сути, являются единомышленниками, спешащими практически применить отрывочные научные достижения в исследовании генома человека. Им кажется, что вот-вот на всех снизойдёт благо бессмертия. Они верят, что геном человека сегодня уже практически прочитан, и дело осталось за малым. Действительно 99 процентов чтения генома осуществлено. Однако, как часто бывает при  чтении, в оставшемся проценте содержится самое главное — записи о  продолжительности жизни, теломерах, кодировании белков для иммунной системы, роли мусорной ДНК. Мы никак не можем понять, почему геном отдельно взятого организма уникален. Всё это как раз и определяет основные закономерности, управляющие долголетием. Эти странички написаны так, что прочесть их не удаётся. Странно, но об этом основная масса людей старается не думать.

Лишь немногие оппонируют почти всему человечеству, поднимая проблему  возможности дальнейшего чтения генома и необходимости практического достижения бессмертия, т.е. удержания человека на пике комплекса необходимых физических, нравственных и мыслительных параметров.

Эта часть людей опасается, что вмешательство в геном человека сродни движению по минному полю без соответствующих приборов для обнаружения мин. Прибор же такой, по их мнению, изобрести никогда не удастся, поскольку это, как и смерть, не дано человеку в ощущениях. Более того, сам процесс поиска такого прибора  очень опасен, поскольку существует масса противопоказаний в биологическом, духовном и социальном планах.

Основными позициями в такого рода утверждениях являются следующие:

  1. До того, пока работа над геномом человека не будет понята во всех подробностях (многие, в т.ч. верующие считают, что такое вообще никогда не произойдёт), любое практическое использование научных результатов, а тем более слепые пробы типа прививок стволовых и раковых клеток, клонирования органов, использования снадобий или экспериментов с криогеникой необходимо жёстко запретить. Пояснений для такого подхода достаточно. Так, например, появление вируса СПИДа подозрительно совпало с пиком исследований теломеров и теломеразы, а в самом вирусе СПИДа закодированы именно теломеразы. Расшифровав вирус СПИДа, учёные попробовали изменить его и в результате получили мутанта с ещё более тяжёлыми последствиями для здоровья человека, поскольку запустилась какая-то неизвестная программа, понять работу которой до сих пор не удаётся. Кроме того, как указывалось ранее, наличие теломера – есть защитный механизм, предотвращающий большое тиражирование возможных дефектов генома клетки. Сняв лимит Хейфлика, можно получить быстрое тиражирование дефектных клеток, что вызовет катастрофические последствия для всего человечества.
  2. Предположим, что удалось решить первую проблему, и мы научились омолаживать или удлинять жизнь человека, решив наряду с вопросами клеточного деления проблемы мыслительной деятельности, создав способы искусственного моделирования и починки мозга, включая половую любовь в совокупности со стремлением человека к воссозданию своего продолжения.

В этом случае человечество начнёт уничтожать само себя, т.к. с одной стороны произойдёт огромное перенаселение во всех возрастных группах и связанные с этим экологические проблемы, а с другой – управление интеллектом неминуемо породит сверхинтеллект, что, как известно, закончится сингулярностью.

Чтобы этого не произошло, потребуется вводить ограничения, а тут появятся неразрешимые социальные проблемы, способные затормозить само развитие человечества.

Им возражают фантасты, выступающие за перемещение людей в Космос, но такое сродни идеям загробного мира или переселения душ, что, в конечном счёте, лежит в сфере философии и верований,  прямого отношения к биологической жизни человека не имеющих.

Всё это делает саму идею бессмысленной.

  1. Высказываются гипотезы о том, что при замедлении старения люди будут пропорционально долго достигать зрелости, т.е. произойдёт лишь масштабирование, а при относительности времени ничего вообще не изменится, и усилия пропадут даром.

Таковы аргументы противников поспешного применения результатов экспериментов по продлению жизни.

Заметим, что всё общество едино во мнении по поводу ведения научных поисков и исследований. Резкое размежевание начинается по вопросам применения результатов, хотя есть отдельные группы, которые считают принципиально непознаваемой область жизни и смерти, но и они не осуждают учёных, а скорее предостерегают от бесполезной траты сил и средств.

Кто же и в какой степени прав? Если  провести опрос общественного мнения, то подавляющее большинство высказалось бы за направление всех усилий на достижение бессмертия. Однако всегда ли право большинство? Из-за желаний демоса  погибла не одна империя. Попробуем оценить самые неблагоприятные последствия рассмотренных ситуаций.

Лишив большинство человечества надежды на бессмертие (введя запрет на вмешательство в геном человека), можно  потерять основную цель существования людей на нашей планете. Останутся только бытовые задачи и проблемы.    Приведёт ли такое к неминуемому хаосу? История человечества не даёт однозначного ответа, хотя локальные явления такого рода известны. Так бывало при наступлении страшных бедствий. При таких обстоятельствах события развивались по  нескольким сценариям. По одному из них происходит переосмысление всех ценностей, включая любовь, родство, дружбу, религиозные догмы. Тогда, как это было, например, при социализме, произойдёт замена основной  цели. Возможно, это явится назревшей необходимостью и приобретёт постоянный характер, требующий реакции людей. Большинство примет новую цель, состоящую в чём-то нематериальном. Ведь лучшие умы человечества испокон века призывали к принятию смерти как естественного завершения жизни и переходу в нематериальную ипостась, а биологической оболочке придавали лишь значение временного прибежища чего-то духовного. Однако их поддерживали даже среди элиты немногие. Причина кроется, вероятно, в  существовании альтернативы. Если альтернатива  исчезнет, то  либо начнётся поиск новой, либо примут то, что осталось. Во всех  случаях общество продолжит своё существование, хотя определённые вектора могут измениться.

По диаметрально противоположенному посылу (ничего не предлагается в качестве новой цели) одни люди  станут покорно дожидаться смерти, выполняя возложенные на них обязанности по поддержанию биологического функционирования, другие — прожигать жизнь, придаваясь различным наслаждениям и порокам, стараясь больше успеть за отведённое им время. Вероятно, большинство научится жить одним днём, и смотреть на свои обязанности только с позиций получения сиюминутных благ. Прогресс (если он вообще существует в человеческом обществе) замедлится или произойдёт регресс. Хорошо это или нет – вопрос спорный. Убыстрение технического прогресса в последние десятилетия имеет больше негативных, чем позитивных сторон, а для ряда областей, например, искусства несёт вред.

Реалии, вероятно, определит симбиоз указанных процессов, и человечество существенно не пострадает.

С бесконтрольным применением результатов экспериментов совершенно другая ситуация. Несмотря на то, что это подогревает веру в бессмертие, появляется  угроза уничтожения человечества как биологического вида. Например, человечество может потерять способность к воспроизведению или вместо удлинения жизни сократить её настолько, что смерть будет наступать раньше умственного и социального созревания. В результате мы превратимся в животных. Косвенным подтверждением такой возможности является гипотеза о том,  что разнообразие видов животного мира связано с подобными экспериментами, произведёнными какими-то цивилизациями сотни тысяч лет назад. Ведь дарвинизм пока не получил весомых экспериментальных подтверждений и является всего лишь гипотезой, противоречащей законам термодинамики. Надеяться же на то или иное переселение душ  достаточных оснований нет. Поэтому эксперименты с геномом человека сулят нечто более страшное, чем потеря или смена жизненных целей.

С другой стороны нет начинаний, не имеющих рисков. Риск сопровождает любые человеческие  поступки. Оценка вероятностей реализации негативных ситуаций — одна из важнейших сфер нашей деятельности. С учётом этого целесообразно провести соответствующие математические оценки. Вдруг окажется, что вероятность опасных для существования человечества генных мутаций пренебрежимо мала, а реальной опасности подвергаются лишь отдельные индивидуумы. Аналогией здесь являются эксперименты по  чтению мыслей, когда разнообразие кодов нейронов столь велико, что вероятность управления ничтожно мала.  При таких условиях проблема может перетечь в область общественно-правовых отношений, как это произошло со СПИДом, опасность которого для человечества была переоценена.

Во всех случаях сегодня можно констатировать недостаточное внимание к проблеме оценки рисков  широкого доступа к результатам исследований генома человека. Ведь даже наши менее просвещённые предки с детства усваивали понятия тайных и запрещённых знаний, а держатели этих знаний умели чётко оценивать возможные последствия. Когда же такую оценку произвести было невозможно, знания держались в строжайшем секрете из-за боязни непредсказуемых последствий. Мы же уверовали в силу науки и прогресса, быстро забывая уроки типа Чернобыльской катастрофы.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий